Алиш Мамедов: «Я уверен — мы идем верным путем»

Бессменный директор «Якутцемента», депутат Ил Тумэн Алиш Мамедов рассказал News.Ykt.Ru о своей карьере в Якутии, взглядах на жизнь, а также поделился мнением о продаже республиканской доли акций завода приморскому концерну.

Дорога в Якутию

- Я из обычной рабочей семьи, нас семеро братьев, конечно, перспектива косить сено и выращивать кукурузу или табак на родине — неплохая, но хотелось чего-то большего, поэтому я решил поступить в институт, а затем устроиться на хорошую работу и помогать родителям. Когда я заканчивал учебу в Азербайджане, то принял решение, что поеду работать по всесоюзному распределению, т. к. на родине в то время с условиями и оплатой труда молодых специалистов дела обстояли неважно. Были открыты несколько городов для работы — Киев, Ростов-на-Дону, Набережные Челны, Кривой Рог, Норильск, Калуга и Мохсоголлох — Якутия. Надо отметить, что я с детства люблю Якутию, еще будучи школьником смотрел прогноз погоды по телевизору и всегда радовался, когда после иных городов объявляли Якутск и сообщали о том, что погода здесь опустилась ниже -54 градусов. Представить себе такой мороз тогда было просто нереально. Когда я сказал декану, что собираюсь поехать работать в Якутию, он долго пытался меня отговорить, тем не менее, я выбрал работу на цементном заводе поселка Мохсоголлох.

Алиш Мамедов второй справа вместе с однокурсниками

Узнав о моем решении, однокурсники облегченно выдохнули, так как никто из них не хотел ехать так далеко. По каким-то причинам, якутский завод не отправил институту деньги на мой проезд до республики, хотя должен был. Тогда мне пришлось поехать в родную деревню и зарабатывать на проезд самостоятельно. Добирался с приключениями, так как выбрал неправильный маршрут, из-за чего даже пришлось 13 дней побичевать на вокзале в Красноярске в ожидании вылета.

По прибытию в Якутск у меня в кармане оставалось 48 копеек, пришлось продать припасенную на этот случай бутылку самогона таксисту и на вырученные деньги добрался до Мохсоголлоха. Когда я зашел в кабинет бухгалтерии «Якутцемента» то, сразу же пригрозил бухгалтеру, что напишу обо всем в «Комсомольскую правду». Главбух успокоила меня и выдала 500 рублей, в то время в Азербайджане средняя зарплата была 90 рублей, я тогда чуть в обморок не упал. Позже выяснилось, что оклад у меня будет все же не слишком высокий - 110 рублей, что несколько меня приземлило.

Армия особого режима

- Я приехал в Якутию в августе и уже в сентябре получил повестку в армию. У меня был шустрый начальник на заводе, который убедил военкома отодвинуть призыв на весну, так как я еще не успел познакомиться с Якутией. В знак благодарности мне пришлось отремонтировать военкому рабочий кабинет. Поработав на заводе восемь месяцев, я заступил на службу в Тикси. В военкомате так и не смогли понять, почему я выбрал стройбат, где в то время служили исключительно ранее судимые лица, ведь у меня было высшее образование, к тому же находился в хорошей физической форме, потому как с детства занимаюсь вольной борьбой. Логика в моем выборе была железная, в то время в Якутии служить можно было только в Тикси, а если бы я уехал отбывать службу за пределы республики, то лишился бы права на северную надбавку. Обстановка во время службы была непростой, в казарме рулили т. н. «блатные» из Читинской, Иркутской, Свердловской областей. Один раз я вступился за однополчанина Егора Неустроева, которого избивали четыре сержанта, после этого представители малых народностей немного сплотились.

Если бы я написал книгу про службу в Тикси, то ее бы все прочитали, столько всего там было... Вот Геннадий Зюганов говорит, что в СССР был мир и дружба народов, я бы с ним поспорил. В те годы малые народы били во время службы в армии, из-за чего у многих возникали многолетние обиды.

Отслужив в рядах вооруженных сил, я вернулся в Мохсоголлох, но в работе на заводе мне тогда отказали, мотивируя тем, что у меня, как у молодого специалиста, до окончания срока работы по распределению оставалось всего полгода и смысла брать меня на работу не было. В итоге я пошел работать в нефтеразведку в Бестяхе, где в то время был кадровый голод, проработав год, как-то раз встретил директора «Якутцемента», который позвал меня обратно на завод и предложил должность начальника отдела капитального строительства (ОКС). В первое время испытывал трудности из-за языкового барьера, так как русским языком я владел не в совершенстве, а необходимо было работать с Москвой, регулярно общаться по телефону и т.д. Потихоньку все встало на свои места. Пять лет работал начальником ОКСа, затем был назначен заместителем директора и с 1989 года возглавил «Якутцемент». Меня часто спрашивают, как мне — приезжему, удалось дослужиться до директора, я им отвечаю, что самое главное - с любовью относиться к людям, невзирая на должности, будь то уборщица или начальник отдела. Простая и эффективная деревенская формула, если хотите.

Чего хотят люди

- Социальная работа велась на предприятии еще до меня, но, заступив на пост руководителя, я понял, что соцпрограмма нуждается в расширении. Пообщавшись с сотрудниками предприятия на эту тему, я понял, что людям не требуется чего-то сверхъестественного, они хотят получить насущные вещи, которые несоизмеримы с их вкладом в создание нужной для республики продукции — достойную оплату и условия труда, автобус до Якутска, путевку на отдых, спортивные объекты и т. д. Все это по силам сделать рентабельному предприятию. Мы, кстати, поддерживаем детский футбольный клуб «Цементник», в прошлом году ребята принесли победу на чемпионате России и получили награду из рук министра спорта РФ Виталия Мутко. Вот такие результаты показывают наши дети! Со временем у нас в поселке была создана собственная инфраструктура: ЖКХ, водозабор, очистные сооружения, спортзал, шахмат-шашечный клуб, парк, звероферма, бассейны в каждом цехе и т.д. Сейчас планируем обустроить в Мохсоголлохе теплый каток.

Бизнесом должны заниматься предприниматели

- Я не был против продажи республиканских акций «Якутцемента». Объясню почему. До 1991 года «Якутцемент» входил в единую группу «Главцемент», которая была своего рода «семьей» цементного дела России. После 91-го года «Якутцемент» прошел по рукам 26 раз, все это время у нас постоянно менялись собственники. В 1994 году завод принадлежал народу — жителям Хангаласского района, к сожалению, как раз на это время пришелся спад потребления цемента в республике. На горизонте появился московский банк, который стал скупать акции у населения. Как я народ не уговаривал, они все равно продавали свои акции, покупали на вырученные деньги УАЗ и ваучеры. А московским бизнесменам нужно было базовое предприятие в Якутии, хотя основной целью был контроль над аптечным бизнесом в республике. Я тогда был резко против продажи завода москвичам, поэтому убедил местных банкиров включиться в покупку акций. В итоге Москве досталось всего 18% акций завода, которые они впоследствии продали якутским бизнесменам. После этого у нас еще несколько раз сменялись собственники. В 2004 году 51% акций завода получил в руки известный якутский предприниматель Александр Аммосов. С этого момента суета закончилась, и у завода начался экономический и технологический подъем, были определены стратегические планы по «выживанию».

Почти 8 лет Александр держал акции и за это время получил дивиденды в размере всего около 3-х миллионов рублей. Я считаю, что Аммосов — один из самых сильных бизнесменов России, он чувствует момент, когда надо действовать. Дождавшись подъема цементной отрасли, ее пиковых значений, он продал свои акции за хорошие деньги — порядка 1 миллиарда 200 миллионов рублей. В это время «Востокцемент» в Якутию цемент уже завозил, причем отпускные цены у них были дешевле, чем у нас. Они уже тогда могли доставить нам много проблем, не покупая завод, а демпингуя рынок в попытке выдавить нас. Это была бы большая драка между регионами, этого я всегда боялся. К счастью, «Востокцемент» на такие меры не решился. В целом, хочу отметить, что работа в структуре «Востокцемента» построена на очень высоком уровне. За те два года, что они находятся у нас в учредителях, мы серьезно улучшили внутренний менеджмент в предприятии, модернизировали подходы в управлении, технологии производства, бухгалтерию и т. д. При этом «Востокцемент» еще ни разу не получал от «Якутцемента» ни рубля в виде дивидендов, все вкладывается в развитие завода. Учитывая, что в самом приморском концерне цены на сырье ниже, у нас, как у его участников, также будут позитивные сдвиги в этом направлении. Сейчас мы с большими надеждами ожидаем введения в строй энергетического кольца «Якутия — Дальний Восток», благодаря чему сможем экономить на электроэнергии и снизить отпускные цены на цемент.

- Я не оправдываю акционеров и правительство Якутии за то, что они продали свою долю, но надо понимать, что государство сегодня занимается очень многими направлениями одновременно: образованием, здравоохранением, дорогами, сельским хозяйством, газом и т. д. Нагрузка очень высокая и на цемент, блоки, плиты и другие мелкие производства у них времени не остается. Этими делами должны заниматься бизнесмены российского уровня. Ведь в Австрии или Англии президент и премьер министр не занимаются производственными вопросами. Кто-то выдвигает теории о том, что приморский концерн может закрыть завод в Мохсоголлохе и начнет завозить цемент в Якутск, но они не понимают, что это экономически невыгодно, на такие расстояния поставлять цемент, учитывая что только Якутск потребляет 250 тыс тонн цемента россыпью. Приморцы приобрели наш завод, чтобы развивать его. Некоторые говорят, что налоги завод перестанет платить в Якутии, но по законодательству РФ это также невозможно, мы как платили, так и будем платить деньги в казну РФ, республики и района. Ежегодно около 400 миллионов уходит на налоговые отчисления еще свыше 400 миллионов на зарплату сотрудников. Средняя оплата труда на заводе — 44 т.р, работают 750 человек, в прошлом году чистая прибыль составила 110 миллионов рублей. Люди ругаются в комментариях, но я уверен в том, что мы идем верным путем. Я всегда побеждаю постоянством, последовательностью и логичностью действий. Каждый должен заниматься своим делом. Во время встреч с руководством республики, я часто советую усерднее заниматься вопросами повышения доступности предоставления ипотечных кредитов для населения и другими социальными вопросами, вот где властям стоит заострить внимание, а бизнесом должны заниматься предприниматели.

Дешево продали?

- Люди спрашивают, почему Александр Аммосов в свое время продал свою долю (51%) за 1 млрд 200 миллионов рублей, а республика (48,8%) всего за 400 миллионов? Здесь надо понимать, что контрольный пакет акций по стоимости не равнозначен неконтрольному, отсюда и такая разница.

Что будет с социальной программой?

- С самого момента создания «Якутцемента» мы настолько плотно вошли в жизнь Хангаласского района и поселка Мохсоголлох, что никакого заднего хода быть не может. У нас при предприятии все свое — котельная, столовая, бассейн, спортплощадки и другие необходимые для жизни объекты. Мы это никому не отдадим. В «Якутцементе» важен каждый специалист, поэтому мы стараемся всячески поддерживать друг друга. Понимаете, наш коллектив — единый организм и для бесперебойной и эффективной работы требуется полная отдача от каждого сотрудника, а без должных условий для нормальной жизни сотрудников добиться этого нельзя.

Нынешние мигранты и советские люди — не одно и тоже

- В Хангаласском улусе живут более 100 различных национальностей. Особых проблем здесь я не вижу, но, надо понимать, что Мамедов, приехавший в Якутию в 1974 году, и Мамедов, въехавший на территорию республики сегодня - это разные люди. Нынешний в советской армии не служил, географию России не знает, Пушкина и Лермонтова не читал, т. е. сегодняшние мигранты приезжают сюда неподготовленными. К сожалению, сейчас в Азербайджане в школе русский язык уже не учат, поэтому эти люди не имеют должного представления о культуре России и тем более Якутии. Я по этому вопросу часто веду профилактические беседы со своими земляками, объясняю, что надо изучать обычаи и культуру тех мест, где они проживают и зарабатывают. Я не понимаю тех людей, которые работали в республике и, вернувшись на родину, рассказывают о том, что они «отдали свои лучшие годы Якутии», но, простите, кто их заставлял здесь работать? Я же наоборот, считаю, что Якутия дала мне все — хорошую работу, замечательную семью, охоту, рыбалку и многое другое. Взамен я, будучи депутатом Ил Тумэн, стараюсь возвращать долги республике.