Алиш МАМЕДОВ: «В политике слишком много демократии»


В далеком 1979 году в промышленный поселок Мохсоголлох работать на якутский цемзавод сразу после окончания Азербайджанского инженерно-строительного института университета по распределению приехал молодой специалист Алиш Мамедов. Вряд ли тогда он загадывал, что спустя годы сможет побить Советский рекорд по сроку занимаемой должности среди руководителей цементных заводов. Почти четверть века Алиш Забидович возглавляет ОАО ПО «Якутцемент». Его любит коллектив, доверяют акционеры, он на хорошем счету у руководства республики. Казалось бы карьера удалась, работай в свое удовольствие! Но нет, в сентябре 2013 года второй раз Мамедов был выбран избирателями Хангаласского одномандатного округа в качестве представителя в Государственное Собрание РС (Я). Зачем промышленнику политика, в чем залог успеха и доверия у населения и как все успевать мы и спросили и Алиш Забидовича.

- Вы промышленник и политик, кто в вас говорит громче?

- Промышленник!

Я не считаю себя политиком в традиционном понимании этого слова. Ведь во всем Мире экономика состоит из промышленности, экономики и непосредственно политики. Я - депутат в промышленной политике. Мои вопросы – это формирование инвестбюджетов, участие республики в тех или иных строительных проектах, выбор приоритетов. Депутатство дает возможность знать промышленную и строительную стратегию республики на ближайшие годы, непосредственно участвовать в ее формировании.

- Зачем вам политика, Вы – на высоте, можно сказать в вершинах?

- Мое депутатство связано с особенностями нашего региона. Якутия ведь не похожа на регионы в центральной полосе России, и даже в ДФО. Это национальная республика, и район, где находится промышленной объект, должен быть своего рода мостом между сельским жителем и промышленником. Именно создание такого моста я считал одной из первостепенных задач. По-моему, будучи депутатом, мне удалось наладить этот мост, хоть это было и нелегко.

- Используете ли Вы политическое лоббирование для того, что продвигать свое производство?

- Да, безусловно. Но не сильно, очень культурно и этично, понимая, нам как монополистам, нельзя себя вести нагло.

- Бывает ли так, что политик и производственник вступают в противоречия?

- С государством да, с самим собой – нет. Как производственник, непосредственно работающий в системе, я не всегда согласен с политикой Правительства и государства. Особенно когда вопрос касается системы тендеров, которая является причиной срывов сроков строительства. Для Якутии это особенно важно, ведь у нас очень короткий строительный сезон. Сейчас только в нашем районе неиспользованных средств на 1 октября порядка 500 млн. рублей. Причина – возможность освоения средств только после соблюдения всех тендерных процедур. В итоге средства застряли в МО, на дворе снег, и ни дорогу, ни клуб мы не отремонтировали...

Некоторые законы в России и в Якутии в частности мешают работать, отсюда и противоречия.

- Стали ли Вы более дипломатичны? Чему еще политик научил генерального директора?

- Как генеральный директор я был везде только в качестве почетного гостя. Депутатство же позволило узнать больше о проблемах живущих рядом людей. Как депутат я посещаю больницы, клубы, даже помойки, много общаюсь с населением. Люди обращаются тысячами вопросов, в их обращениях говорится о множестве проблем, с которыми я раньше был незнаком. Это и болезни, чванство, бюрократизм... простые и одновременно сложные вещи.

Также депутат научил директора понимать системы бюджетирования, работы государственных органов, работе других улусов. Во многом эти знания изменили мое мировоззрение.

Также депутатский мандат научили некой этике. Хоть я и до избрания был и с маленькими и с большими «на Вы», теперь же приходится следить за речью больше. Мы промышленники привыкли разговаривать несколько на другом языке, простом, понятном и доступном всем, депутат же так говорить не имеет права.

- А чему генеральный директор научил политика?

- Поскольку я директор с большим стажем, а депутат только 5 лет, то все, что я умею и знаю сегодня – меня научила моя работа на заводе.

- Как Вам на все хватает времени, сколько часов в сутки?

- Для всех в сутках 24 часа, и все мы тратим одинаковое количество времени на естественные потребности.

Мой рабочий день длится до часу ночи, в это время я работаю с документами. Депутатские вопросы я рассматриваю в выходные дни и во внеурочное время. Как успеваю? Нагружаю себя, вот и успеваю.

- Какие проблемы Вы можете оставить заместителям, а какие решаете только сами. Я имею ввиду на производстве?

- Ежедневные вопросы производства, внутреннее движение техники, сам процесс производства, вопросы дисциплины и режима работы, отопление, еда – все это вопросы заместителей. Я, конечно, не оставляю их совсем без контроля, и время от времени проверяю.

Стратегия и финансы завода, строительные объекты, которые накладывают большую ответственность – вопросы, которые всегда решаю лично.

Считаю, что руководитель должен лично заниматься и кадровыми вопросами, поэтому со мной всегда согласовывают прием человека на работу. Ведь когда ты трудоустраиваешь человека, то берешь на себя ответственность за его жизнь, зарплату, обеспечение жильем, здоровье. Бывали случаи, когда человек устроится на какую-нибудь непрофильную должность, например уборщицей, и отработав полгода начинает требовать квартиру на основании того, что у нее 8 детей. Еще письма президенту пишет, мол, у меня 8 детей, а директор не выдает жилье. Такие вопросы нельзя упускать.

- Чем похожи производство и политика, чем отличаются?

- Вообще не похожи. В производстве есть особая дисциплина, технологический регламент, который определяет сам процесс. Казалось бы, в политике должно быть также, но в отличие от производства в политике есть хитрые и скользкие моменты.

Я себя политиком не считаю, всегда стараюсь быть и оставаться тем, кто я есть. Порой удивляюсь, узнавая о себе в комментариях на самых разных уровнях. Вроде бы никому ничего плохого не сделал, просто стал депутатом.

Будучи внутри системы начинаешь понимать, почему так озлоблены люди, почему политики ради депутатского мандата идут на обещания. Но потом-то мы знаем, как работает каждый из нас.

В производстве – дисциплина, а не демократия, в политике же демократии слишком много. Я считаю, где ее много там, бардак!

- Повлияло ли Ваше вхождение во власть на ваши внутренние ценности? Они остались теми же? Какие они?

- Внутренние ценности заложены с детства, они зависят от воспитания, от среды, в которой ты обитаешь. Мой внутренний мир менять уже трудно, но депутатство обязывает быть еще добрее, еще внимательнее, еще больше вникать в чужие проблемы, чужое горе, боли.

Депутатство еще больше усилило все качества, вывернуло все чувства на изнанку.

- Говорят, что честной политики не бывает, так ли то?

- Вранье. Честные политики есть, правда, возможно, им плохо живется.

Надо знать во всем меру, и в критике, и в правде. Не стоит из-за того что ты прав переворачивать мир, нельзя вдаваться в крайности. Если то, за что ты борешься правое дело, медленно но верно оно обречено на победу. Правда для этого потребуется время.

- Может ли политика повлиять на то, что бы престижность рабочих профессий возросла? Что вы делаете для этого?

- Это один из обязательных моментов как для политиков, так и для руководителей.

Если мы не ценим труд уборщицы, как она чистит твой кабинет, душевые на производстве, даже то, как ты здороваешься с человеком и какую зарплату платишь, премии и отпуска имеет значение. Если мы не будем говорить технологам и мастерам, как мы ценим их труд, не будем отмечать их значимость и вклад, не дай Бог оставим их в сложной ситуации, они не будут работать. Престиж рабочей профессии – очень важно. Я стараюсь, чтобы сотрудники были отмечены грамотами министра, званиями почетных и заслуженных строителей, грамотами Ил Тумена, главы района. Делаю это для того,чтобы проявить внимание, показать, что его личный вклад в общее дело отмечен. Главное – чтобы человек знал, что его ценят.

При этом ценность труда должна проявляться не только в поощрении, но и в простых бытовых и житейских вопросах. Престиж профессии должен быть во всем.

- Как Вы считаете, как нужно работать с молодежью в этом направлении?

- С молодежью мы активно работаем. На производстве порядка 250 сотрудников – молодежь. Мы содержим молодежный комитет, у которого есть небольшой бюджет. Они участвуют в десятках районных и республиканских мероприятиях, высаживают цветы на общественных объектах, сплавляются по якутским рекам.

В работе с молодежью, как и с любым коллективом, многое зависит от лидеров.

Много работы проводится по спортивным направлениям. Ежегодно проводятся летние и зимние спартакиады. Несмотря на то, что это накладно, это важно для коллектива, ведь спорт и азарт объединяют.

- Какие еще проблемы Дальнего Востока вам видны как политику? Есть ли они на вашем производстве?

- Пожалуй одна из основных проблем у дальневосточников – это большие расстояния, что сказывается на сбыте продукции. К естественным проблемам можно отнести и сезонность. Помимо них, есть у нас и надуманные проблемы, как, например, тендера.

В последнее время существуют и кадровые проблемы, хотя ежегодно число выпускников ВУЗов по строительным специальностям не уменьшается. Другой вопрос, почему они не идут работать на производство. Раньше, в советский период, когда я еще был начальником ОКСа, я мог выбирать из 5 кандидатур на должности инженера или мастера. Приезжали специалисты из Донецка, Харькова, Новосибирска, все с образованием и опытом, все первоклассные специалисты. Сейчас же объявляешь вакансию, а желающих работать нет.

- Где вообще проще решить проблемы – на производстве или в парламенте?

- На производстве. В парламенте из-за каждой буквы изменений следует сложная процедура согласования со множеством структур. Часто бывает так, что пока продукт созревает, он теряет вкус.

- Чем Вы можете гордиться, что сделали за первый срок?

- Я 2 срока проиграл, я шел по деревням и знал проблемы. Гордо было, что мне доверились, вырос мой авторитет, вплоть до премьера и президента, беседовали. Коллектив доверяет, акционеры доверяют и народ доверяет.

Мне кажется большим успехом является то, что я сделал даже больше, чем обещал в предвыборной программе.

Грамотные люди просят принять такие законы, чтобы они ничего не просили. Чтобы никто ничего ни у кого не просил и всем всего хватало надо принять множество законов, и даже не на уровне Ил Тумэна, а на уровне Госдумы РФ.

Простого человека интересуют же простые бытовые вопросы. За примерами далеко ходить не надо, в отдаленных якутских деревнях люди хотят поменять окна дома на евро и не могут просто потому что ни одна компания не хочет осуществлять доставку. Просят даже в этом посодействовать. Привезти кирпич. Вроде бы это вовсе не заботы депутата, но люди в этом нуждаются, а я как производственник могу в этом помочь. В итоге привезли около 100 окон и кирпичи, раздали семьям, и 90% отдали деньги.

Слова и дела совпали, с этим я связываю успех на этих выборах. В некоторых деревнях за мою кандидатуру проголосовали 91, 93 и даже 97%. Даже промышленный поселок Мохсоголлох, где все кому не лень поласкают кавказца отдал 90% голосов. Я же никого не заставлял насильно за меня голосовать.

Мне даже сотрудники штаба говорили, что когда делали обход, люди их ругали: «Зачем вы ходите? Даже не дергайтесь, мы проголосуем за Мамедова». Это результат 5-летней работы, а не месяца до выборов, ведь за месяц ничего не сделаешь.

Мне помогло мое производство и мой коллектив сдержать слово.

Чтобы слово сошлось с делом, помог Якутцемент, не подвело здоровье, новые хозяева оказались крутые. Это очень важный фактор. В свое время мне повезло с Аммосовым, новые акционеры же оказались такими же цивилизованными, более того – из одной цементной семьи. Даже финансовые вопросы связанные с депутатсвом с легкой руки были решены. Завод работает рентабельно, поэтому и акционеры готовы поддерживать. Я не могу сказать, что завод отдельно, акционеры отдельно и я один молодец.

От депутата многое требует народ, директор это делает, и если не будет понимания, директор ради имиджа своего только это делает, тут наоборот – я получаю поддержку.

- Построено ли у нас социальное государство? А когда будет?

- Документально – да.

Если говорить о Якутии, как об отдельном регионе, то я считаю ее собесом. Такого как у нас нет ни в Азербайджане, ни в каком-либо другом месте. Можно привести простой пример, в любой маленькой якутской деревне в садике 21 ребенка и 22 воспитателя, круглосуточное отопление и питание, игрушки, ремонт. Вы удивлены? А я знаю, в какой деревне сколько детей. В одной из южных деревень Хангаласского улуса, например, 33 ребенка в саду, из них всего лишь один мальчик. Повезло парню с выбором невест!

Такая же обстановка со школами.

Отстает вопрос медицины, из-за расстояний тяжело доставлять тяжелобольных людей до крупных медицинских центров. Но это повсеместно, не думаю, что этот вопрос решен, в Канаде.

Из 136 млрд. рублей в бюджете 85 млрд. уходит на содержание социальной сферы. Мы съедаем все то, что зарабатываем.

- Какой самый фантастический закон вы хотели бы принять?

- Отменить тендера. Упорядочить и упростить систему. Пусть останутся тендера по крупным государственным проектам, по вопросам военной безопасности, космическим вопросам и пр. Но когда речь идет о ремонте в сельском клубе, зачем столь сложная процедура? И смешивание организаций со всех регионов? Электронная площадка сблизила страну в одну точку.

Было бы здорово принять закон, который бы отменил бюрократию. Попробуйте оформить свободный земельный участок, сегодня мы не можем это сделать в короткий срок. При этом времени на оформление у обычного гражданина и допустим депутата уйдет одинаково, возможно даже у депутата больше из-за его блата. Как это отменить?

Наиболее значимым законом, который мне кажется просто необходим, я бы принял закон о доступной ипотеке. Создал бы мощный федеральный ипотечный банк, который бы выдавал кредиты под 2-3% сроком на 15-20, чтобы россияне смогли решить квартирный вопрос.

- И все-таки, на что остается время?

- Обязательная информация по спорту, без этого я не могу уснуть. Даже ночью встаю, и просматриваю в айпаде спортивные новости. При этом я болею за все виды спорта, за волейбол, борьбу, не могу пропускать бои без правил, футбол и бокс – это болезнь.

Мы живем в Мире, где телевидение постоянно передает страшные новости, мы уже к этому привыкли. Вчера смотрел на Полонского в Камбодже, просто было интересно, чем закончится его история. Телевидение пичкает нас такими сообщениями, и мы как дураки смотрим на этого дурака.

Помимо спортивных и криминальных новостей люблю остросюжетные фильмы. Недавно в самолете смотрел интересный фильм. Не досмотрел до конца буквально 10 минут, с тех пор переживаю, чем же закончилось дело.

Вот такой он производственник и депутат Алиш Мамедов, строгий, дисциплинированный, азартный, жадный до результатов во всем и неравнодушный.